Статьи
Меню сайта
Категории каталога
Проблема GP- Документы и анализ [18]
Документы и анализ значимых документов ЕКПП,связаных сзаключительымэтапом преобазвания НФП а региональное отделение и проблема Grandparenting
ЕКПП-докумены, комментарии [0]
анализ основных направлений деятельности ЕКПП
Хроника прошедших событий [32]
Исходные материал, аналитиз групповых процессов
архив "ЕКПП" [0]
старые материалы по разделу ЕКПП
Хроника прошедших событий 2 [5]
Хроника прошедших событий 3 [5]
Документы, отражающие отельные аспекты групповых процессов,происхоящих в ЕКПП. Возобновлена в февряле 2018 г. Является продолжением "ХТС_2"
Начало » Статьи » ЕКПП » Хроника прошедших событий 2

ХТС_2-2 (Ответ Решетникова М.М. на письмо Соколова С.Е.)

=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=
From:    ECPP-Russia <pms@ecpp.org>
To:      shamov@peterstar.ru <shamov@peterstar.ru>
Date:    Friday, July 22, 2011, 9:44:03 PM
Subject: [Рассылка ЕКПП-Россия] Ответ ректора ВЕИП Решетникова М.М. на открытое письмо Соколова С.Е.
Files:   Письмо.html
--====----====----====----====----====----====----====----====--Уважаемые Уважаемые коллеги!

В связи с разосланным ранее «Открытым письмом» С.Е. Соколова, даю конкретные пояснения.

За 15 лет работы Санкт-Петербургского психоаналитического центра, созданного для активизации профессионального тренинга студентов и выпускников, из него уволилось несколько специалистов, которые продолжают действовать в качестве аналитиков и супервизоров в других центрах или в качестве ИЧП. Могу  перечислить тех, кого хорошо помню: Елена Васильева, Ольга Волкова, Ирина Лукина, Мария Машовец, Елена Сидорова, а также недавно уволившихся специалистов - Оксану Сахновскую и Владимира Шамова. И ни к одному из этих специалистов не предъявлялось никаких финансовых или дисциплинарных мер. Многие из указанных лиц (после их перехода на другую работу или в другие центры) продолжают преподавать в Институте.

Почему же только планирующему уволиться по собственному желанию С.Е. Соколову вдруг понадобилось обращаться к профессиональной общественности с «Открытым письмом» с целью, как он пишет (19.07.2011), «снятия беспочвенных обвинений», которые публично ему пока никем не  предъявлялись? Постараюсь максимально подробно и точно ответить на этот вопрос.

На протяжении последних лет С.Е. Соколов неоднократно обращался к администрации Института с просьбой о предоставлении заемных средств:  для приобретения квартиры, машины и т.д. Эти средства ему предоставлялись, причем в 3-х из 4-х случаев на беспроцентной основе.  Последний крупный заем был предоставлен С.Е. Соколову в марте 2010 года. Выдача таких льготных займов, естественно, должна сопровождаться контролем над их погашением и доходами сотрудника. Осуществляя ревизию, бухгалтерия Института установила, что при общем росте сумм, получаемых специалистами тренингового Центра Института от пациентов и личного анализа студентов, доходы от деятельности С.Е. Соколова каждый год снижаются (в последний год: фактически – до уровня, необходимого только для покрытия его задолженности по заемным средствам). Приведу конкретные цифры (по отчетам руководителей Центра за 2008-2011 годы):

Ф.И.О. специалиста

Суммы, поступающие в бухгалтерию Института за работу с пациентами, проведение персонального анализа и супервизий студентов по годам:

2008

2009

2010

2011 (за 7 мес.)

Соколов С.Е.

602 100 руб.

417 800 руб.

316 200 руб.

179 500 руб.

 

При этом С.Е. Соколов неоднократно публично заявлял, в том числе – мне, что он является самым высокооплачиваемым специалистом Института,  и в последние годы у него нет пациентов или студентов, которые бы платили менее 2 – 3 тысяч рублей за сессию. Однако по отчетам руководителя Центра получалась, что стоимость одного приемного часа у С.Е. Соколова с 2008 года последовательно снижалась, в среднем - с 1097 рублей до 702 рублей.

Одновременно постепенно снижалось и количество пациентов и студентов, которых С.Е. Соколов принимал в Центре. Для наглядности приведу данные из отчета руководителя тренингового Центра только за последние два года. В целом, объем принимаемых в Центре студентов и выпускников, которые предоставлялись С.Е. Соколову Институтом для проведения их профессионального тренинга, уменьшился, как минимум, в  4 раза:

 

Наименование видов и форм терапевтической работы

Сведения о работе С.Е. Соколова в Санкт-Петербургском психоаналитическом центре за 2010 – 2011 годы

2010 год

2011 год

Количество людей

Число отработанных с ними часов

Количество людей

Число отработанных с ними часов

Индивидуальный прием пациентов

  3

  14

  1

 4

Учебный анализ студентов и выпускников

16

234

  4

35

Супервизии студентов и выпускников

  7

  61

 2

13

Индивидуальные (разовые) консультации

10

  10

Нет

Нет

Всего:

36

419

7

52

 

В связи с этими данными С.Е. Соколов был приглашен мной на беседу. В процессе этой беседы  выяснилось, что С.Е. Соколову (дословно из его объяснений) «жалко столько много денег отчислять в бухгалтерию Института и в налоги». Поэтому он предпочитает принимать пациентов и студентов дома, и там же получать оплату, но, как он пояснил дополнительно – часть из них по его просьбе продолжают платить в бухгалтерию Института.  Не буду писать о моем удивлении и моих чувствах. - Ведь эти пациенты и студенты были представлены ему именно Институтом и Центром.

В совершенно спокойной обстановке, не совсем понимая, что происходит с С.Е. Соколовым, мной было продемонстрировано ему, что после начисления заработной платы сотрудникам Центра (55% - за вычетом налога),  налога с оборота, налога на заработную плату, отчислений в отпускные и т.д. - Институт с каждой сотни рублей, оплаченных через бухгалтерию в тренинговом Центре, получает 8,2 рубля.  Этого явно недостаточно для содержания Центра. Поэтому ремонт помещений, оборудование, реклама, вспомогательный штат (администраторы, уборщицы, бухгалтерия), все коммунальные услуги оплачиваются за счет других средств Института.  В целом, деятельность Центра для Института является затратной (убыточной), но она преследует конкретную цель: формирование профессионального сообщества и предоставление студентам и выпускникам возможности для прохождения профессионального тренинга. А для преподавателей и  тренинговых специалистов Института – предоставляется возможность получать пациентов и студентов непосредственно в Институте (от Института) и работать (и зарабатывать) в одном и том же месте.

В процессе этих разъяснений меня не покидало ощущение, что С.Е. Соколов меня не слышит.

После этого мной была предпринята еще одна попытка доходчиво объяснить  С.Е. Соколову  разницу между тремя ситуациями.  Приведу здесь эти разъяснения подробно, как они ему давалась.

1.      Представим себе, что в одну из фирм, с уже сформированным имиджем или брендом, например, в дизайнерский центр или ателье Славы Зайцева приходит молодой человек, некто С. и устраивается там учеником, а затем - подмастерьем. Через несколько лет он становится мастером, и затем приходит к владельцу фирмы, и сообщает, что он благодарен за все, чему научился, но решил перейти в другую фирму или открыть собственную дизайнерскую студию и ателье. Что ему скажут? Скорее всего, скажут, что, конечно,  жаль и пожелают удачи. Это его право.

Этот вариант реализовался и в Институте во всех случаях, когда увольнялись многие из уже упомянутых выше сотрудников Центра, с большинством из которых у меня сохраняются искренние дружеские отношения. Никаких финансовых претензий к ним не было, и нет.

 

2.      Другая ситуация. Представим себе, что точно также в ту же фирму однажды пришел все тот молодой человек, некто С. и устроился учеником. Через некоторое время он становится мастером, и затем приходит к владельцу фирмы, и сообщает, что он благодарен за все, чему научился. Более того, он уже набрал в этой фирме заказов на несколько лет вперед, и хотел бы теперь забрать их себе, и выполнять эти заказы вне фирмы – у себя дома (в качестве ИЧП), и там же – единолично получать оплату за эти заказы, так как ему это выгоднее. Что ему скажут? Скорее всего, поблагодарят за такую «специфическую честность» и тут же уволят. 

В практике Института таких случаев не было.

 

3.      Третья ситуация. Вначале всё идет также. Подмастерье – мастер – рост заказов. Но этот «третий» - некто С. - вовсе не намерен увольняться и затем открывать собственную фирму; он вовсе не приходит к владельцу фирмы поговорить о том, что хотел бы (в будущем) перевести поступившие к нему (через фирму) заказы к себе домой. Он молча, никому ничего не сообщая, начинает это делать – и на протяжении нескольких лет тихо уводит заказы и клиентов, полученных через фирму, к себе домой, а когда через несколько месяцев его уличают в этом (в воровстве), он сообщает, что готов уволиться из фирмы, так как к нему там предвзято относятся.

 

Вот этот третий вариант мы и имеем с С.Е. Соколовым. Все это я доходчиво объяснял С.Е. Соколову, а учитывая, что человек он еще молодой, советовал ему подумать и посоветоваться с кем-то по этому поводу. После нашей встречи мной было направлено ему дополнительное письмо (14.04.2011), где то же самое объяснялось на других примерах, и еще раз предлагалось подумать. 

 

На этом можно было бы остановиться и не отвечать по всем остальным позициям «Открытого письма» С.Е. Соколова, но у кого-то может остаться впечатление, что мной не даны ответы на все поставленные им вопросы, поэтому продолжу.

 

С.Е. Соколов так ничего и не понял, или не захотел понять. А резюме его ответа (15.04.2011) на мое письмо, на фоне всех данных (в самой доброжелательной форме) разъяснений, было для меня еще более удивительным: «Я предполагаю продолжать принимать дома».

 

Как многим известно, мне не свойственны молниеносные и эмоциональные решения. Поэтому мной вновь была предоставлена С.Е. Соколову возможность подумать. Мне было искренне жаль его.

 

Перед ЛШ-НФП-ЕКПП С.Е. Соколов попросил о повторной встрече. Но в связи с моей занятостью было предложено перенести ее на начало июля 2011. Я надеялся, что он, наконец, что-то понял и именно с таким настроением ждал этой встречи. Но оказалось, что С.Е. Соколов пришел обжаловать выговор, вынесенный ему 23.06.2011 на основании представления 1-го проректора за систематическую (более года) задержку в подготовке методических материалов.  В своем «Открытом письме» от 19.07.2011 С.Е. Соколов пишет о своем несогласии с вынесенным выговором. А в данной ранее объяснительной записке на имя ректора (05.07.2011) им же было написано, что методические материалы не сданы им в срок «по причинам личного характера», а имеющиеся недочеты он «обязуется устранить до 25 июля 2011 года». Это обязательство им же теперь отменено, и это предполагает дополнительный выговор.  

 

В своем «Открытом письме» С.Е. Соколов также пишет, что он никогда не нарушал Трудовой договор с Администрацией Института.

Поясняю. В январе 2011 С.Е. Соколов подписал Трудовой договор с Администрацией Института №110 от 01.02.2011, согласно которому:

- пункт 1.6. должностной инструкции (который является неотъемлемой частью Трудового договора) – он обязуется не вести аналогичную деятельность вне Центра;  не совершать действий и поступков, которые могут нанести ущерб Институту и Центру или их общественному имиджу;

- пункт 5.2 дополнительного соглашения к Трудовому договору (согласованный на основе личного заявления Соколова С.Е.) – устанавливает его индивидуальный график работы, а именно, что его рабочими днями являются вторник и четверг, а часы работы - с 9.00 до 21.00.

Но С.Е. Соколов неоднократно в эти дни вообще не являлся на работу, и таким образом – совершал прогулы. Это, как минимум, еще один выговор или – увольнение сразу. Но мне не хотелось нагнетать атмосферу, и терять надежду, что он образумиться и что-то поймет, поэтому решение о санкциях за прогулы мной было отложено до 1 сентября. 

Мои попытки объяснить С.Е. Соколову, что своими действиями он нарушает действующий Трудовой договор, он также не принял и не понял.  И никакие заявления о том, что он в 2011 году стал ИЧП (скорее всего, уже после нашей первой беседы), к этому договору не имеют. У Института нет никаких договорных отношений с этим ИЧП, кроме того речь идет не только о 2011, а обо всех последних годах (начиная с 2008).

В процессе этих же бесед мной объяснялись С.Е. Соколову и демонстрировались положения Трудового и Налогового кодекса РФ, в том числе статьи 116 (главы 16, раздела VI НК РФ), где в частности, отмечается, что: «Ведение деятельности индивидуальным предпринимателем без постановки на учет в налоговом органе, влечет взыскание штрафа в размере 10% от доходов, но не менее 40 тысяч рублей».  С. Е. Соколов в своем «Открытом письме» излагает это так, словно я просил его «положить мне в карман» 40 тысяч рублей. Я не настолько беден и не настолько глуп.

С.Е. Соколов моих разъяснений явно не слышал и не понимал. Но, учитывая, что такая ситуация была с ним впервые, и предполагая «возможное головокружение от успехов после защиты диссертации», о чем мной также было сказано С.Е. Соколову, ему было дано время для размышлений о своем поведении – до 1 сентября 2011 года. Одновременно С.Е. Соколову было сказано, что если он одумается, мы заключим новый договор сроком на 1 год, в процессе которого мне нужно будет убедиться - искренен ли он в своем решении или оно принято под давлением обстоятельств.

19.07.2011 С.Е. Соколов подал заявление об увольнении по собственному желанию, и в тот же день отправил свое «Открытое письмо» мне и ряду членов ЕКПП. По моей просьбе оно было разослано всем членам ЕКПП, с моим обязательством дать ответ на него в ближайшие дни.

Добавлю также, что С.Е. Соколовым еще  не погашена задолженность по полученному беспроцентному займу, и он не сообщил в своем заявлении об увольнении – когда он собирается это сделать? Мне искренне стыдно, что приходится объяснять такие вопросы, к тому же – в отношении человека, который, как мне казалось, сформировался и профессионально вырос в Институте.

В своем «Открытом письме» С.Е. Соколов пишет, что он не понимает - как можно совместить понятие профессионал и вор. В этом готов с ним полностью согласиться: данные понятия несовместимы! И именно этот вопрос мной будет поставлен перед Этическим комитетом.

 

Сегодня, 21 июля, когда мной готовилось это разъяснение, С.Е. Соколов, вероятно - после консультации с юристами, подал новое заявление об увольнении со ссылкой на ст. 81 пункт 14 ТК РФ, который не допускает увольнение работника по инициативе работодателя в период его пребывания в отпуске. Это новое заявление делает понятной ту поспешность, с которой С.Е. Соколов хочет уволиться до 1 сентября, чтобы не быть уволенным по статье.

Сообщаю, что и мной получено заключение юристов о том, что у Института имеются  правовые основания для увольнения Соколова С.Е. по статье 81 Трудового кодекса (по инициативе работодателя) за неоднократное  неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей. Юристами также были даны дополнительные разъяснения. В частности, в соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 года работодатель вправе применить к работнику дисциплинарное взыскание или увольнение, даже если он подал заявление о расторжении  трудового договора по своей инициативе.  Но мне не хочется больше не то, что обсуждать эту ситуацию, но даже думать об этом бывшем коллеге. Сегодня мной подписано его заявление об увольнении. Форма записи в трудовой книжке в данном случае не так уж существенна.

М. Решетников

21.07.2011



Источник: http://Рассылка ЕКПП-Россия от Friday, July 22, 2011, 9:44:03 PM
Категория: Хроника прошедших событий 2 | Добавил: shamov (26.12.2011)
Просмотров: 650 | Рейтинг: 5.0 |

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика





Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz