Статьи
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [7]
Начало » Статьи » Общий » Мои статьи

В.А. Шамов. Группа на стыке культур
Группа на стыке культур
Доклад на 8-й конференции ОГРА, Санкт-Петербург, 31 марта  2012 года

Введение
Позвольте  вначале отметить два момента. Во-первых, предлагаемое здесь сообщение является некоторого рода общим размышлением и не претендует на строгий характер научного доклада. Во-вторых, широта темы и ограниченность во времени заставляют меня в большинстве случаев только обозначать некие узловые точки в рассуждении, не останавливаясь на их подробном рассмотрении.
Толчком к замыслу моего сегодняшнего сообщения явился разговор  одним человеком.  В контексте темы нашей конференции важно отметить, что зовут его, скажем, Давид.  Он  вырос и получил врачебное образование  в эпоху Советского Союза в большом украинском городе, стал психиатром. В момент распада СССР перебрался в Прибалтику. С тех пор его официальное стало Давидас.  После отделения Прибалтики получил  подготовку в качестве IPA – психоаналитика. Затем переехал в одно северных прибалтийских государств, где успешно практикует уже более 10 лет. Таким образами, человек этот прошел и, вероятно, так или иначе, впитал в себя нескольких культур. Многие  психоаналитики были вынуждены в свои зрелые годы пройти схожим путем. Достаточно упомянуть Фрейда и Фоукса.
Так вот, Давидас  спросил о перспективах развития психоанализа в России. Услышав мой сдержанно- оптимистический ответ, он с грустью заметил, что в его сегодняшней стране психоанализ быстро теряет свои позиции. «В западном мире, – сказал он, - произошло глобальное изменение культуры, система ценностей изменилась. Людям, испытывающим психологические затруднения нужна быстрая помощь, им не хочется годами учиться понимать самих себя и окружающих, они не хотят меняться. С другой стороны, сегодня страховые кампании с бо’льшим энтузиазмом готовы оплачивать психотерапию, имеющую стандартную и понятную процедуру, ограниченную во времени и  гарантирующую вполне приемлемый процент успеха. Наступает время методических рекомендаций и кратких пособий. Чтобы прочитать четко регламентированное предписание и начать применять его на практике не надо быть культурным человеком, интеллигентным, как говорят у вас в России, не надо проходить несколько лет свой собственный анализ. Достаточно быть грамотным. Хотя, может быть, скоро текст заменят картинки».
 Я хотел возразить этому пессимистическому посылу. Но вспомнил пару книг, посвященные стратегическому подходу в краткосрочной терапии -  то что называется "problem solving». Вспомнил известную идею нашего «Министерства в том числе и здоровья» составить и внедрить стандартные схемы обязательных медицинских процедур. И промолчал.  
Позже, размышляя о том, что бы я хотел сказать на этой конференции, я вспомнил слова Давидаса. И стал думать, о взаимодействии культур в ситуации группового анализа. То, о чем он говорил – это скорее наше ближайшее будущего. Описанный им процесс является проекцией  на частную область психотерапии скорее не взаимодействия двух культур, а общей сменой культуральной парадигмы,. Понятно, что этот сложный процесс, уже много лет развертывающийся в системе всей западно-христианской культуры, приводит к пересмотру  глубинных ценностных ориентиров экзистенциальной природы.
Не столь важно, к какому результату приведет этот процесс. Важно, что смена парадигмы уже произошла.   Но есть и другая сторона этого явления.  Происходящие изменения  позволяют одновременно ощутить в культуре, как в системе, структуру более глубоко лежащую, более фундаментальную и, в частности, более стабильную во времени. И эта структура позволяет избежать разрывов в развитии и сохранить целостность в развитии культуры. Говоря другими словами, в  каждом из нас есть что-то, что позволяет нам считать себя принадлежащими к сообществу людей в целом. Что-то, что объединяет нас в большую группу, называемую человечеством.   

Определение

Теперь, несколько патетично обозначив достаточно широкие границы контекста, я хотел бы остановиться на более узком аспекте этой проблемы, непосредственно связанном  с тем делом, которым все здесь собравшиеся в той или иной мере и посвящают свое время и силы – с групповым анализом, и еще конкретнее – с групповым анализом в России.
Но прежде чем двигаться дальше, необходимо определиться с терминологией. Дело в том, что  многообразие существующих в мире философских и научных определений культуры не позволяет сослаться какое-то одно как на наиболее очевидное обозначение объекта и предмета разговора. Тут требуется  более четкая и узкая конкретизация, которая не может не носить субъективный оттенок. Стоит отметить, что многие источники приписывают авторство в ведении понятия культуры Марку Порцию Катону Старшему  (234 — 149 до н. э). В своей работе «О земледелии» он отнес это понятие к обработке земли, имея в виду, в том числе и возделывание, улучшение и почитание последней. В Древней Греции было и другое понятие, близкое к термину культура -  «пайдейя» -  соответствующее современному понятию «образование», но обозначавшее также и   понятие «внутренней культуры», или, иначе говоря, «культуры души».
Мне ближе определение культуры как набора знаний, верований и паттернов восприятия и поведений, который основан преимущественно на символическом мышлении и социальном обучении. Очевидно, что в большинстве случаев этот «набор правил» находится не в центре сознания. Скорее он, большей своей частью принадлежит к области группового бессознательного, лишь своей небольшой частью выступая на окраинах сознания. Также очевидно, что  организация культуры имеет все признаки большой системы, со всеми вытекающими из общей теории систем, свойствами.  Границы между отдельными субкультурами могут быть вполне определенными, но чаще они весьма размыты и динамичны.

Культура в группаналитической группе
Итак, попробую рассмотреть развитие группового анализа в России с точки зрения взаимодействия культур. Понятно, что все, что все относящееся к групповому анализу может быть расширено, по крайней мере, до границ психоаналитически-ориентированных терапии, как групповой, так и  индивидуальной.
Уже более 20 лет мне и некоторым моим коллегам выпала возможность наблюдать и участвовать в  процессе укоренение этого направления психотерапии на российской почве.  Оставаясь в рамках этой сельскохозяйственной метафоры, столь близкой понятию «культура»,  можно уверено констатировать, что рост этого странного растения, безусловно, происходит. Но то, что вырастает, всеми силами приспосабливаясь к своеобразию отечественной  почвы, представляется мне растением весьма вялым и слабоустойчивым к превратностям природы.  Без внесения специальной подкормки и гибридизации, производимой с известной периодичностью  иностранными агрономами на отдельных экспериментальных психологических  полях нашей страны, данное растение или зачахло, или переродилось в очередную свою эндемическую разновидность.

Полагаю, что в данной аудитории можно не говорить о  конкретной специфике того «набора знаний, верований и паттернов восприятия и поведения, основанном преимущественно на символическом мышлении», которая определяет культуру группаналитической группы и тем самым  отличает её от других видов групп. Хотя тема столкновения культур разных терапевтических групп часто звучит весьма ярко в профессиональной и околопрофессиональной среде. Ниже я постараюсь привести несколько примеров.
Очевидно, группаналитическая культура группы возникает из направленной работы культуртрегера группы  – дирижера.  Очевидно, что группаналитическая культура самого дирижера возникает в процессе его обучения (за исключением, конечно же,  тех первооснователей, которые все это выдумали).  
Исходя из этого, следует рассмотреть по крайней мере два вопроса. Первый связан с обучением групповому анализу. Второй- с внесением группаналитической культуры в структуру «нативной» группы, скажем – группы пациентов. Различие между первым и вторым, на мой взгляд, связано с различием мотивов. Во втором случае люди приходят в группу в надежде получить вполне конкретную помощь в своих страданиях и проблемах, а не проникаться какой-то там системой ценностей и знаний.

Профессиональная подготовка
Очевидно, что группаналитическая культура как подсистема,  своими корнями уходит в надсистему психоаналитической культуры.  Та, в свою очередь, опирается на фундамент европейской культуры, Тем не менее, в силу известной исторической конфигурации, психоанализ,   группанализ, как, впрочем, и многие другие отрасли человеческого знания, произросли на почве, весьма далекой от российской. Более того, исторически отношения этих двух культур – российской и европейской - весьма долго характеризовались противостоянием. В значительно меньшей степени, оно существует и поныне.   
Сегодня в Российской Федерации процесс подготовки психоаналитически-ориентированного  специалиста (1) лежит вне государственного сектора и (2) связан исключительно с взаимодействием с преподавателями, выросших и впитавших то, что у нас называют ценностями  «западной культуры».
Получив первоначальное образование  в традиционной отечественной среде, обучающийся готов к  усвоению в большей или меньшей степени систематизированного  набора неких когнитивных концепций и набора технических приемов.  Готов и прикладывает соответствующие усилия.  Однако специфика подготовки такого рода  специалистов в рамках европейской культуры требует большего. Профессиональная деятельность в рамках психоаналитической парадигмы требует предварительных серьезных личностных изменений, связанных с  расширением и углублением осознавания самого себя, своих психических  процессов.  
 Фактически речь идет о приобретении обучающимся новой идентичности, связанной с новой профессией. И эта новая профессиональная идентичность основывается на идентификации с социо-культуральной  матрицей учителей. То есть с изменением на глубинном уровне отношения к самому себе и к окружающему миру. Что, повторюсь, не предусматривается сегодняшней системой отечественного профессионального  образования.
Процесс этот проходит определенные этапы. Возникающая в начале «тревога дезориентации» приводит к выраженной регрессии.  Появляются яркие аффекты, сопротивление, массивные отыгрывания как внутрь процесса подготовки, так и наружу, в личную жизнь, не связанную с профессиональной деятельностью. В процессе  этой тревоги защитные механизмы часто проявляют себя в форме расщепления. Оно может стать на какое-то время доминирующим защитным механизмом и окрашивать весь процесс обучения. Зачастую расщепление может проникать в более широкие горизонты профессиональной деятельности  и даже затрагивать  другие стороны психической жизни обучающегося.
Расщепление часто проявляется в форме идеализации  «хорошего» объекта  - отечественной психотерапии, и деидеализции «плохого» объекта («идиотских» группаналитических правил). Или с точностью до наоборот. В варианте группы расщепление может захватывать участников, деля их на противостоящие лагеря.
По мере переработки, в случае здорового развития новой сэлф-репрезентации, постепенно  начинается  выработка более зрелых отношений между новой и старой идентичностью. Формируется структура, которую некоторые авторы называют «гибридная идентичность»  Расщепленность постепенно заменяется на некую внутреннюю «растянутость», в смысле модели Кэрнберга для структуры объектных отношений пограничного пациента. Постепенно, расстояния между центрами тяжести гибридной идентичности уменьшается и гибридная профессиональная идентичность  делается все более устойчивой.
Понятно, чтобы это произошло, необходимо достаточно много внешних и внутренних  условий. На первое место я бы выдвинул базовые структуры личности обучающегося, обеспечивающие  позитивный баланс либидо над агрессией.
Важными, в частности, представляются :
•    хорошо поддерживающая новую индентичность окружающая атмосфера, включающая в себя  объекты для «правильной идентификации»,
•    достаточная поддержка внутренней «потребностей развития»,
•    достаточный «опыт эффективности» профессиональной деятельности в новой парадигме.
Существенно, что действие этих факторов должно сохраняться неопределенно долго. Это необходимо для постоянного поддержания баланс при взаимодействии привычных эгосинтонных факторов отечественной культуры versus  принесенным культуральным ценностям психоаналитической парадигмы.
Таким образом, если идентификация проходит успешно, то в результате этого процесса формируется достаточно неустойчивая гибридной идентичности, прихотливо соединяющей в себе черты двух различных культур.

Дирижер как культуртрегер
Очевидно, что в терапевтическую группу каждый из участников привносит свою индивидуальную матрицу, т.е. приходит со своей собственной, индивидуальной культурой.
Находясь в рамках группового сеттинга,  участники принуждены к определенного рода  взаимодействию.  Взаимодействие на уровне культуры  обычно протекают в группе  вне фокуса группового сознания, но зачастую может выражено модулировать манифестный уровень групповых процессов.
Задачей дирижера, особенно на ранних этапах развития группы, является удержания этого хаоса взаимодействующих индивидуальных культуральных паттернов участников  в рамках группаналитических границ.  Постепенно вводимая через действия дирижера групповая культура  структурирует взаимодействия индивидуальных матриц, определяя границы и  вводя новые системообразующие смыслы. Происходит постепенное формирование матрицы культуры данной конкретной группы. Таким образом, с точки зрения общей теории систем, культуру данной группы можно рассматривать как систему взаимодействующих индивидуальных культуральных матриц участников. Структурообразущим фактором этой системы является собственная группаналитическая культура дирижера.
Стоит заметить, что генерируемые в группе манифестные процессы  могут принадлежать к разным областям  и уровням этой матрицы и могут динамически сменять друг друга.
Например, в какой-то момент времени группа стабилизируется вокруг темы, определяемой  латентной кастрационной тревогой. Группа структурируется на подгруппы, отражающие черты выраженной патриархальной структуры, наполненной демонстрацией мужской независимости, силы и пренебрежения к женщинам. Затем манифестная тема трансформируется в тему чужеродности и неестественности группаналитического подхода. Трансформация от одного аттрактора к другому совершается  через связку противопоставления феминного характера группаналитической группы  маскулинной культуре «настоящей» динамической групповой терапии. В последней есть активный руководитель,  четко поставленные им ясные задачи, требовательность и настойчивость выполнении которых может проявляться даже в жесткой, а иногда – в жестокой форме, вплоть до  физического наказания и сексуального абьюза.
Таким образом, очевидно, что дирижер группаналитической группы. являясь носителем группаналитической культуры, сталкивается с со сложной динамикой взаимодействующих в группе «традиционных», если тут уместно применить этот термин,  культур.

О виньетках:
Поскольку сложно говорить о различии в культурах на уровне транснациональном (у автора нет достаточного для этого опыта), примеры посвящены различию в культурах на уровне российских психотерапевтических субкультур.

ВИНЬЕТКА 1  «Правильная группа» versus «группаналитическая группа.
В работающую несколько лет ГА-группу,  приходи новый участник. К этому моменту в составе группы преобладали мужчины. На первой же сессии он по собственной инициативе рассказывает о себе, о том, какие проблемы привели его в группу.  Затем он обращается с просьбой к другим участникам рассказать ему о себе таким же образом. Получив отчасти вербальный, отчасти невербальный отказ, он обращается за помощью к дирижеру, призывая последнего  фактически принудить остальных участников рассказать что-то о себе. На направленную фасилитацию дирижера о разных способах, какими новые участники находят себе в группе, новый участник рассказывает о группе, где он был не так давно. Там  руководитель группы был более активен, он давал задания, давал оценки, иногда понуждал участников к физическому наказанию друг друга и даже заставлял их раздеваться догола.  «Вот это была настоящая группа, а у вас тут ничего не происходит, скучно» - закончил участник.   
 
ВИНЬЕТКА 2  Психоаналитик в Японии
Бэбкок и Каудил 1958  доложили ситуацию одного западного аналитика, который работая многие годы в Японии, бросил психоанализ. Он обнаружил, что когда бы он ни пытался анализировать враждебную зависимость  от родительских фигур у японских пациентов, последние  реагировали серьезной депрессией. Замечая, что такая депрессия требовала много поддерживающих мер, аналитик постепенно начал ограничивать свою работу до уровня психотерапии.




Категория: Мои статьи | Добавил: shamov (19.10.2012)
Просмотров: 572 | Рейтинг: 0.0 |

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика





Copyright MyCorp © 2006
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz